Из разного Testa: чему учит предпринимателей провал проекта

В ноябре 2018 года на Лесной улице в Москве открылась пиццерия Testa. Заведение запустили совладельцы бара «Голова» Юра Федосеев, Борис Болдин и Николай Волотов, а их партнёром стал Давид Навасардян. Ресторан быстро стал популярным, попасть туда без предварительного бронирования столика было практически невозможно. В мае «по техническим причинам» Testa прекратил работу.

Через три недели после этого в фейсбуке заведения появился пост о том, что к закрытию привело «рэкетирство», подробности не уточнялись. Позже стало известно о конфликте между учредителями Testa: Федосеевым, Болдиным и Волотовым с одной стороны и Навасардяном — с другой. К октябрю 2019 года владельцы «Головы» почти завершили подготовку к подаче иска к собственникам помещения, которые оказались вовлечены в конфликт.

Юрий Федосеев рассказал «Своему делу», что произошло с пиццерией и как малому бизнесу защититься от недобросовестных партнёров и собственников. Редакция попросила прокомментировать все претензии соучредителя Testa Давида Навасардяна.

Урок 1. Проверять прошлое партнёра

Прежде чем начинать бизнес с кем-то, а особенно регистрировать совместное юрлицо, надо проверить всю доступную информацию об этом человеке. Звучит банально, но в нашей ситуации это могло помочь. К нам [основателям бара «Голова» — прим. ред.] пришёл Давид Навасардян и рассказал о желании открыть пиццерию, упомянул, что для этого у него недостаточно денег. Предыдущий партнёр, по его словам, вышел из дела из-за невысокого дохода. Навасардян казался адекватным человеком, и мы ему поверили. Хотя сейчас я понимаю, что никто достоверно не знает, из-за чего на самом деле не состоялся предыдущий проект Давида. Только потом выяснилось, что у Навасардяна была куча бизнесов, и все они, насколько я знаю, не были успешными.

Партнёра, с которым не стоит сотрудничать, можно распознать ещё на ранних стадиях, до финализации бизнес-плана. Лучше понимать, чем человек занимался до вашей встречи и как складывалась его карьера. Слова и обаяние — это прекрасно, но не когда вы принимаете решение о создании компании.

Давид Навасардян: «Я предложил Юре Федосееву, Николаю Волотову и Борису Болдину открыть пиццерию вместе. Они согласились после того, как попробовали пиццу моего приготовления. Тогда эти ребята показались мне перспективными и порядочными».

Урок 2. Прописывать абсолютно все договорённости

Нам с партнёрами пришлось сделать одно юрлицо для «Головы» и Testa — ООО «Куб». Представители собственников помещения, которое мы нашли для пиццерии, решили, что безопаснее заключать договор с существующей структурой. Поэтому вынужденно мы взяли Давида в число учредителей ООО, хотя к бару он не имел никакого отношения. Доли мы разделили поровну на четверых, но обсудили, что прибыль он получает только с Testa.

Ещё у нас с партнёрами была такая договорённость: как только выручка достигнет определённых размеров, мы назначаем себе зарплаты. А если денег окажется больше этой суммы, делим их между собой: половину получает Навасардян, другую часть — я, Болдин и Волотов.

Также мы распределили обязанности. В мои задачи входили маркетинг, привлечение клиентов, развитие Testa как продукта на рынке. Коля Волотов отвечал за работу бара, поставки алкоголя и соответствующие контракты и лицензии. Борис следил за оборудованием, программным обеспечением и занимался бухгалтерией. Давид должен был заниматься кухней: отвечать за меню, найти шеф-повара и собрать команду. Но с оговоркой, что внешний вид блюд, подачу и начинки для пиццы мы будем обсуждать коллегиально.

Все перечисленные договорённости были устными. И я считаю это большой ошибкой, хоть в нашей истории это и не сыграло критической роли. Все подобные соглашения оформляйте письменно с участием юристов. Это не стоит каких-то космических денег, зато предприниматель может себя обезопасить.

Урок 3. Не бояться остановить проект из-за конфликта на старте

Мы точно не знали, сколько денег потребуется на запуск Testa, и договорились, что Давид вложит на 6 миллионов рублей больше, чем остальные партнёры. В противном случае нам было бы неинтересно создавать совместный проект. Уже после открытия нам троим пришлось дополнительно потратиться на оборудование. Поэтому в итоге Давид инвестировал всего на 4 миллиона рублей больше. Для запуска проекта я и мои партнёры по бару «Голова» брали деньги в кредит, потому что были уверены в том, что делаем крутое заведение. Навасардян, насколько мне известно, тоже одалживал стартовый капитал. Половину из оставшейся суммы Давид должен был нам отдать позже, но впоследствии он отказался это делать.


Разногласия начались на этапе ремонта. Партнёр настоял на приглашении строителей, с которыми уже работал не один раз. Позже выяснилось, что он давал им указания за нашей спиной.

Например, он велел залить не ту напольную стяжку. Её переделка обошлась в 200 тысяч рублей и затянулась на 10 дней.

Мы всё списали на то, что всё происходящее — это просто результат стресса перед открытием. Хотя ещё тогда надо было остановить проект или найти способ разойтись с Давидом, потому что этап запуска — настоящая проверка для партнёров, и Давид её не прошёл. Но очень сложно остановиться, когда уже вложил во что-то деньги, душу и время. Сейчас мы уверены: если человек ведёт себя неадекватно, то, сколько бы ты денег он уже ни потратил, всё надо закончить сегодня, а не растягивать это «удовольствие» и усугублять проблемы.

Давид Навасардян: «Основным инвестором в проекте выступал я. Проектированием пиццерии занимался друг Федосеева, который никогда не занимался общепитом. Официального договора с ним не было. Поскольку рабочий проект для строителей отсутствовал, у архитектора постоянно возникали недопонимания со строителями. Это привело к множеству грубых технических ошибок, из-за чего стройка затянулась на семь месяцев, а бюджет вырос в два раза. Договор на изготовление полов с компанией-подрядчиком подписывал Федосеев».

Урок 4. При намёке на конфликт заручиться поддержкой юриста

В ноябре 2018 года, когда Testa открылся, отношения с Давидом стали только хуже. Но останавливаться казалось глупым: к нам с первого дня приходило много гостей, проект буквально через несколько дней вышел на самоокупаемость, аудитория росла.

Наш партнёр, который сначала вёл себя очень неуверенно, стал всем раздавать указания, иногда очень грубо. Навасардян возмущался по любому поводу.

Но настоящей наглостью с его стороны оказались слова о том, что наша тройка «крадёт его деньги». Это было ничем не подкреплённое вранье.

Он мог проверить финансовые показатели, движение средств на счёте в банке, изучить аналитику, посмотреть записи с камер. На просьбы аргументировать свои обвинения Давид просто огрызался и уходил от ответа.

В январе 2019 года Навасардян предложил вчетвером обсудить финансовые показатели заведения в кабинете представителей собственника. В итоге вместе с Давидом на встречу пришли два амбала, а также ещё два неизвестных человека, которые представились как его новые партнёры. Эти люди тут же потребовали от нас подписать документы о переуступке права собственности на пиццерию в их пользу. Дальше у нас была беседа, во время которой собеседники угрожали физической расправой и безосновательно обвиняли меня и партнёров в растратах.

В таких случаях важно не терять самообладание. Понятно, что, если дуло к виску приставляют, это другой разговор, но здесь были пустые угрозы и запугивание. Мы старались не реагировать и отказались подписывать бумаги. После «партнёры» начали предлагать нам продать доли прямо сейчас за небольшие деньги. На этом мы со встречи ушли. Собеседники дали нам час на то, чтобы принять решение, в противном случае пиццерия перестанет работать.

На следующий день после встречи с Testa ничего не случилось. А мы тут же обратились к юристу и сообщили ему, что не надеемся на победу в этой ситуации, но хотим выйти из бизнеса с минимальными потерями для себя. Озвучили ему решение продать свои доли, поделить деньги и разойтись. Но перед этим мы с Волотовым и Болдиным хотели ещё «раскрутить» заведение, чтобы заинтересовать потенциальных покупателей стабильным и впечатляющим ростом, а не только тем, что Testa «выстрелил».

По-хорошему, уже тогда нужно было начать судебный процесс, но оснований для иска у нас не было. К тому же мы обзавелись новый целью: успешно продать долю в Testa. Юристы тогда не настаивали на подаче иска. Но потом всё пошло иначе.

Давид Навасардян: «Кассой Testa заведовали Федосеев, Волотов и Болдин, а бухгалтером была мама последнего. Они же планировали все расходы. Персонал и поставщики регулярно сталкивались с задержками выплат, несмотря на то что выручки было достаточно. Дошло до того, что однажды кухня в полном составе не вышла на работу. При этом все трое, в отличие от меня, получали официальную зарплату от ООО «Куб». За семь месяцев существования Testa я не получил ни копейки. Никаких официальных бухгалтерских отчётов за время работы заведения мне также не предоставили.

О давлении на партнёров я ничего не знал. Кто-то под давлением что-то подписывал? Есть запись их показаний в присутствии правоохранительных органов, понятых? Мне об этом неизвестно».

Урок 5. Проверять информацию о собственнике помещения

Пока мы с партнёрами продолжали работать над Testa, Давид практически перестал появляться в кафе, но заезжал к одному из собственников помещения, кабинет которого находился этажом выше. В апреле нам стали приходить письма с претензиями от владельцев, а их представители постоянно менялись. В конце концов нас попросили съехать без каких-либо оснований, хотя каждый месяц мы платили за аренду положенные 320 тысяч рублей. Контракт был подписан на пять лет, и мы отвечали, что не намерены съезжать. Позже мы поняли, что на такой расклад событий повлиял Навасардян: он хотел заниматься развитием пиццерии без нас, но вместе с сыном одного из собственников помещения (редакции не удалось получить комментарий арендодателей).

Наша ошибка была в том, что мы полностью делегировали отношения с арендодателями партнёру, который сам на это вызвался.

Мы согласились и даже сказали спасибо, потому что общаться с владельцами нам было непросто. Но собственник для ресторатора — один из самых важных людей. Нельзя пустить отношения с ним на самотёк, иначе можно попасть в нашу ситуацию. При этом в баре «Голова» у нас очень адекватная собственница, и мы с ней с большим удовольствием общаемся уже четыре года без каких-либо проблем.

Давид Навасардян: «Об аренде помещения для Testa договаривался Федосеев. Он нашёл владельцев и подписал с ними договор на пять лет. Мне ничего не известно об этих отношениях. С реальными собственниками я встречался один раз за всё это время. Проблемы начались по нескольким причинам.

Во-первых, из-за неправильного месторасположения печи и наружной трубы в последней два раза было возгорание. В обоих случаях приезжали по пять пожарных расчётов, всё зафиксировано. Чудом никто не пострадал.

Во-вторых, начались устные жалобы от представителей бизнес-центра по соседству: дым из приточно-вытяжной вентиляции и наружных блоков кондиционирования попадал в офисы. Администрация бизнес-центра грозилась пожаловаться в Роспотребнадзор. Какое-то время с ними пытался договориться я, но потом вопросом занимался Федосеев».

Урок 6. В разгар конфликта вести всю коммуникацию в юридическом поле

Когда разгорелся конфликт с собственниками, стало понятно, что продать Testa будет сложно. Да и предлагать кота в мешке с такими арендодателями не хотелось. Тогда мы стали активно общаться с юристами и сделали несколько документов:

• опись имущества (в закупке оно стоило около 4 миллионов рублей, но сейчас продать его можно продать только дешевле);
• экспертная оценка неотделимых улучшений (то есть ремонта), на который мы потратили около 7 миллионов рублей.

Подготовка бумаг обошлась нам в 50 тысяч рублей. Юристы также помогали нам правильно отвечать арендодателям.

В конце мая 2019 года нам пришло письмо с обещанием отрезать дымоход, без которого пиццерия работать не может. Тогда мы после консультации с адвокатом решили не перечислять аренду за следующий месяц, пока собственник не объяснится. Стало понятно, что нас выдавливают, и оплата попросту приведёт к потере денег, тем более при заключении договора мы перечислили гарантийный взнос в размере месячной аренды. То есть, по сути, июнь был уже оплачен. Ответа от собственника мы не получили, а дымоход срезали на наших глазах.

Тогда же мы вывезли всю мебель и оборудование на специально арендованный склад, понимая, что дальше в пиццерии сменят замок, и мы потеряем вообще всё. При этом у всех владельцев Testa, включая Навасардяна, был доступ к складу.

Давид Навасардян: «Запуск фудмолла „Депо“ на другой стороне улицы и внутренний кризис не могли не сказаться на пиццерии. Если бы я хотел работать дальше, я бы продолжил, но проект просто загнулся. А 31 мая без моего ведома партнёры вывезли мебель и оборудование, часть которого принадлежала мне».

Урок 7. Не оставлять персонал за бортом при конфликте

Ситуация с персоналом также оказалась сложной. Если бармены, управляющие, менеджеры, другие административные сотрудники были из нашей с партнёрами команды, то шеф-повар, который был человеком Давида, всю кухню настроил против нас. Единственное, что может сделать предприниматель в этом случае, — обсуждать проблемы в открытом режиме. Мы понимали, что это необходимо, и старались это делать, но нам вставляли палки в колёса: шеф-повар даже не давал возможности всему персоналу физически присутствовать на собраниях.

На вопрос о взаимоотношениях внутри команды Давид Навасардян не ответил.

Урок 8. Возместить убытки через суд

После того как мы отвезли мебель и оборудование на склад, Давид предложил всё выкупить за копейки для дальнейшей работы пиццерии. Потом адвокат собственников попытался разобраться в ситуации, но в итоге просто пропал. Сейчас мы готовим иск к владельцам помещения. У нас несколько требований.

Собственники вынудили нас съехать, несмотря на действующий контракт. Помещение, в ремонт которого мы вложили деньги, они теперь могут сдавать в два раза дороже. Согласно оценке наших юристов, арендодатели должны нам около 16 миллионов рублей — это их выгода за оставшиеся годы аренды.

Мы хотим возместить 7 миллионов рублей, потраченных на ремонт. Общая сумма исковых требований, скорее всего, составит 23 миллиона рублей.

Судиться с Навасардяном достаточно сложно, так как юридически он принимал пассивную роль в этом конфликте, хотя и был, на наш взгляд, зачинщиком истории. С ним не стоит иметь дела. Давид пока остаётся в числе собственников ООО «Куб». Сейчас мы обсуждаем с юристами, как его исключить из состава учредителей. С самим Давидом я уже несколько месяцев не поддерживаю связь.

Давид Навасардян: «После всей этой истории Борис Болдин мне предлагал сотрудничать с ними в проекте Testa bistro в торговом центре „Цветной“ (скриншоты есть в распоряжении редакции). Я отказался. Где логика? Сейчас моим бывшим партнёрам нужно резонансное дело для привлечения публики в новую точку. Желаю удачи».


Коротко. Чек-лист для ресторатора при работе с партнёром:

1. Навести справки о партнёрах. Изучите связанные с ними компании (например, в базе данных «СПАРК») и обратите внимание на их статус. Можно поговорить с бывшими партнёрами, а ещё изучить иски, в которых упоминаются юрлица партнёра или он сам. Используйте для этого картотеку арбитражных дел.

2. Тщательно подготовить юридическую базу. Проконсультируйтесь, стоит ли вводить в партнёра в существующее ООО или лучше открыть совместное. Входить в чужое ООО, на котором могут быть задолженности, без предварительного изучения информации тоже не стоит.

3. Прописать договорённости. Всё, что касается бизнеса, должно быть оформлено в документ при участии опытного юриста. Этого же специалиста можно попросить о дальнейшем сопровождении бизнеса.

4. Изучить информацию о собственнике помещения. Лучше не соглашаться на невыгодные условия, даже если помещение кажется идеальным. А если вы собираетесь его ремонтировать, то есть вносить неотделимые улучшения, стоит заранее прописать это в договоре. Например, зафиксировать, должен ли арендодатель компенсировать траты на ремонт при досрочном расторжении договора. Лучше, чтобы в общении с собственником участвовали все партнёры. Не забудьте проверить, не мешает ли ваше заведение соседям.

5. Сразу перевести конфликт в юридическое поле. Разногласия между партнёрами не стоит решать самостоятельно. Юрист должен подключиться сразу, как только появятся намёки на неприятности. Специалист поможет заблаговременно подготовить нужные документы и не даст ситуации зайти в тупик.

Источник

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК